ФЭНДОМ


1440.11.15–1440.12.05: Пираты, живые и не очень

6 декабря Ночлег в оазисе прошел спокойно, хотя Исмаил видел что-то живое. Решив, что это какие-то местные жители, не рискнувшие выйти с нами на контакт. Оставим им немного продуктов, в компенсацию за потревоженные жилища, выступили к перевалу, порадовавшись наличию остатков древней дороги, которые сильно облегчают перемещение. Раньше перевал охранялся крепостью, но сейчас, судя по авиаразведке, там остались лишь развалины. К вечеру подошли к подножию гор.

7 декабря Ночь прошла спокойно. Через несколько часов подошли к развалинам, дорога стала похуже. Крепость представляет из себя квадрат со стороной пятьдесят метров, в каждом из углов стоит по башне. Несмотря на то, что дорога проходит не через неё, а рядом, было решено поисследовать руины на тему чего-нибудь интересного. Софонисба случайно, по её словам, снесла кучу черепов, под которой был какой-то магический сенсор, но, так как сразу ничего не произошло, было решено продолжать исследование. Первичный осмотр ничего интересного не обнаружил, если не считать засыпанный вход в подвал. На всякий случай решили его раскопать. Во время раскопок Кадм заметил идущую по дороге к крепости человекоподобную фигуру с копьём или даже пикой. Фигура поизучала наши следы и тут же пропала из виду, так что, на всякий случай были усилены караулы. После этого подобные фигуры были замечены в ещё нескольких местах, но каждый раз они исчезали раньше, чем у нас появлялась возможность что-нибудь предпринять.

Лишь когда Мелинкар наконец смог войти в откопанное помещение тайна была раскрыта: хвостатое существо сперва постаралось проткнуть его пикой, а потом, получив моментальный отпор от присутствующих рядом бойцов, исчезло, переместившись с помощью врождённой магии ажно за пределы крепости.

В крепости, увы и ах, так ничего и не нашли. Хвостатого, держащегося теперь на почтительном расстоянии, замечали ещё несколько раз, так что вечером, во избежание проблем с ночными обитателями развалин, отряд вышел из ворот и постарался отдалиться от крепости на максимально возможное расстояние. На ночлег расположились у старой дороги.

8 декабря Ночь прошла беспокойно. Хвостатая дрянь, видимо, решила, что нужно нас окончательно отвадить от её владений, поэтому регулярно, опять же с помощью врождённых способностей, развеивало над нашей стоянкой магию. Это не сильно уменьшало боевой потенциал, но оставляло всех любителей комфорта лежащими на голых камнях и под открытым небом. Дамы остались весьма недовольны и невыспаты.

Позавтракав и проведя традиционный дежурный облёт, направились к некоей куче камней, которая выделялась на общем фоне каменистой пустыни. К вечеру прошли половину пути.

9 декабря Ночь прошла спокойно, хвостатый не приходил. Дальнейший путь прошёл без приключений, разве что какие-то загадочные люди-скорпионы пытались устроить на нас засаду. Залп лучников по „спрятавшимся“ чудищам обратил их в бегство. Уже на подходе к интересующим нас камням встретили какой-то заброшенный алтарь, но при всех знаниях и разнообразии вероисповеданий, присутствующих в экспедиции, никто так и не смог даже предположить кому именно здесь служили.

Камни, до которых мы дошли уже ближе ко второй половине дня, представляли из себя весьма жуткое зрелище: многочисленные кости людей и не очень буквально погружены в огромные валуны, образующие курган высотой в три человеческих роста. Магическая проверка показала, что местами в этих камнях заключена даже всё ещё «живая» нежить.

Именно в этот момент из-за ближайшего угла к нам вышел местный хозяин, представившийся Арсланом. Несмотря на его внешность обычного старика, Унгатристрикс отнеслась к нему с максимальным уважением и осторожностью, как и он к ней. После взаимных уверений в уважении и отсутствии враждебных намерений, Арслан порекомендовал нам для ночёвки оазис, расположенный неподалёку, обещаяя там отсутствие опасностей и проблем, особенно если мы упомянем любым вопрошающим, что действуем в соответствии с его волей. На этом и разошлись: мы к оазису, а Арслан погрузился в землю.

С точки зрения Унгатристрикс, Арслан — это шайтан, т.е. разумный дух с плана Земли, и не из слабых.

Уже затемно вышли к оазису. Никто опасный нам не встретился, не считая какого-то полубезумного дервиша, которого заметили и извлекли из одного из полуразрушенных домов бывшего здесь поселения. Дервиш агрессии не проявлял, но отчаянно пытался нас запугать, упоминая такое количество разнообразных чудищ, являющихся здесь по ночам, что под конец ему перестали верить даже самые пугливые. Ещё в одном из домов оазиса окопалась небольшая стая шакалов, но их оперативно разогнал Исмаил, немного утолив в процессе свой вечный голод.

10 декабря Ночь прошла спокойно. Утром наши птицы не смогли найти никаких достойных внимания ориентиров, поэтому было решено остаться здесь ещё на один день. Заодно и помылись. Дервиш исчез, скорее всего спрятался, а шакалы не посмели возвращаться.

11 декабря Ночь прошла спокойно. Птицы так ничего и не увидели, но Орита, после своих молитв и ритуалов, уверенно повела нас на юго-восток. День прошёл без каких-либо проишествий, вечерний облёт показал очередную груду камней и, в отдалении и не по пути, зиккуратоподобную постройку.

12 декабря Ночь прошла спокойно. Утром продолжили идти к груде камней, в полном согласии с изысканиями Ориты. Весь день шли, но так и не достигли своей цели, так что ночевать опять пришлось прямо в пустыне. Во время вечернего облёта Таонга видел загадочное чудо местной природы: одиноко бредущего по пустыне чёрного слона.

Ночью к лагерю незаметно подошел загадочный человек, представившийся Сомаром из Пилы, нумидийским пограничником. Сомар был вежлив, но настойчив в своих вопросах, поэтому срочно разбуженная Унгатристрикс была вынуждена отчитаться о целях нашего визита и предполагаемых сроках пребывания на территории Нумидии. После того как с формальностями было покончено, Сомар оказался весьма положительным товарищем, рассказав о предстоящем нам пути, в меру своих знаний. В частности, к зиккурату идти категорически нерекомендовано, т.к. на территории этого бывшего храма Баала обитает его бывший же настоятель, ставший бестелесной нежитью. Это спектр — как называют таких существ — даже сохранил свои верования и убеждения, но отсутствие понимания им своей собственной текущей природы может привести к весьма нежелательным последствиям для любого встречного. В довесок к этому на вершине зиккурата свил себе гнездо сфинкс.

Ну а чёрный слон вызвал у Сомара неподдельное беспокойство — это тоже местная нежить, которую регулярно уничтожают силы нумидийских пограничников, и которая, столь же регулярно, возрождается вновь.

Задолго до рассвета дампир-пограничник покинул лагерь столь же незаметно, как он к нему и вышел.

565xp всем путешествующим + личка

13 декабря Остаток ночи прошёл спокойно. Утром вышли дальше, в нужном направлении. Сразу после полудня пришлось срочно становиться на днёвку, так как многие не смогли выдержать изнуряющего зноя. Видимо, мы спустились с предгорий в самую жаркую часть пустыни. К счастью, Таонга нашёл пересохшее русло реки, позволившее нам укрыться в своей тени.

После шестичасового отдыха, когда солнце перестало быть невыносимым, выдвинулись дальше, и шли уже вплоть до полуночи.

14 декабря Ночь прошла спокойно, а утром даже самых отъявленных лежебок разбудило палящее солнце. Проклиная погоду, вышли в дальнейший путь. Таонга видел какой-то блестящий мираж, но, решив что мираж и есть, мы продолжили двигаться по намеченному маршруту. Пустыня меняется: камней и распадов всё меньше, а песка всё больше, идти становится сложно. Днёвка прошла спокойно. Не успели пройти и получаса, как на горизонте показался самум. Срочно поднятые на крыло друиды смогли найти невдалеке некое подобие безопасного места, куда все и направились, максимально поспешно. На пути туда нас и поджидали.

Засаду, на своё несчастье, первым заметил ведущий отряд Таонга. Именно поэтому, попытавшись создать своей магией проблемы вражескому колдуну, он практически сразу превратился в дикобраза, утыканный многочисленными дротиками. Сразу после этого, впрочем, бой пошёл по стандартному сценарию, и менее чем через минуту нападавшие, включающие в себя каких-то необычных людей-ящериц и одну нежить, были беспощадно истреблены, а их лидер — наг — захвачен в плен.

  • Ring of Resistance +2, +3 vs. Necromancy, Spell Storing, Minor (Жоан)
  • Mask +2 Charisma, +1 Necromancy & Enchantment ST DC
  • Heavy Mace, Cold Iron
  • Heavy Mace, Dead Silver
  • Spear, Cold Iron
  • Spear +1, Human Bane, Bronze
  • Chainshirt +2, +5 Stealth in desert, Bronze

Убедившись, что отряд удобно расположился на ночлег и укрыт от грядущей бури, Унгатристрикс приступила к допросу пленного. Наг рассказал, что напала на нас местная храмовая стража, во главе с ним, хранителем храма, в целях предотвращения неизбежного нападения. Храм Сета, если верить нагу, уже регулярно разоряли в пух и прах группы искателей приключений, поэтому он теперь предпочитает заранее встречать их в удобных для нападения местах. Увы, в очередной раз он потерпел поражение и остался совсем один в этом жестоком и бессердечном мире… Примерно в этот момент драконица прервала его зачаровывающий рассказ жёсткими вопросами о месторасположении храма, ловушках и содержимом сокровищницы. Посадив пленника в угол и строго наказав не понимающим его речей бойцам рубить бедолагу при любой активности, Унгавари дождалась конца бури и в полночь, захватив с собой друидов и Жоана, вылетела к храму.

15 декабря Храмовый комплекс, быстро найденный по указаниям пленного, оказался весьма необычным: обшитая бронзовыми листами кубическая постройка (с гранью этажа этак в три), вмещающая в себя собственно храм Сета, равно как и жилые и хозяйственные помещения. По слова нага куб он в своё время нашёл пустым, так что авторство постройки и защищающих её иллюзий осталось неизвестным. Ценностей и сокровищ, как и сказал пленник, оказалось немного: мелкие монеты эквивалентные 628 песо. В довесок к этому Жоан взял себе немного от обширной коллекции черепов, демонстрирующей, что как правило храмовая стража всё же выходила победительницей в своих сражениях. Также открылась тайна загадочных человеко-ящеров: в одном из помещений храма был обнаружен волшебный котёл, выдающий явно мистическое варево — питательное, бесконечное и потихоньку превращающее едока в слугу Сета.

Обратно к отряду трофейщики прилетели на рассвете, тогда же был отпущен пленник, в награду за добровольное сотрудничество и хорошее поведение, ну а путешественники пошли дальше. Около десяти часов утра встали на днёвку в скальных выступах: идти дальше не позволяли жара и общая невыспатость. В семь вечера вышли дальше, остаток дня прошёл без проишествий.

16 декабря Весь день без проишествий.

17 декабря Почти весь день прошёл без проишествий, лишь под вечер нашли в дюне целый костяк боевого слона с «седлом». Отломали бивни, заполучив в своё распоряжение 70 килограмм слоновой кости. 18 декабря Утром вышли дальше. По пути начинают попадаться небольшие кустики и вообще появилось ощущение существования здесь хоть какой-то жизни. Во время днёвки над стоянкой стала кружит пара птиц. Учитывая странность их поведения, Унгавари разрешила Таонге и Ормо подняться и уточнить их намерения. Птицы на чистейшем сильване поведали, что для дальнейшего прохода требуется разрешение какого-то местного великого духа. Договорились, что Таонга полетит с ними, а остальной отряд продолжит движение в том не направлении, где его встретят. Остаток дня прошёл спокойно.

19 декабря Весь день шли без приключений, поздним вечером, уже при постановке лагеря, к отряду вышел патруль кентавров — две командующих самки и дюжина воинов-самцов.

20 декабря В сопровождении кентавров к полудню дошли до деревни, где нас поджидал Таонга. Как ему сказали, гонцы к великому духу уже отправлены. Деревню в основном населяют люди, есть немного кентавров. Руководит всем поселением юная дева (чья юность, впрочем, подвергается большому сомнению, так как ведёт она себя скорее как умудрённая годами опыта старушка), местные в меру ксенофобны, присутствуют в деревне и прочие путники.

21 декабря Утром пришёл гонец из резиденции великого духа, ослепительная красотой нимфа. Унгатристрикс приглашается на аудиенцию, также требуется присутствие Комана и Ориты. Ещё двух спутников драконица может выбрать самостоятельно, а остальным членам отряда предписано ждать в деревне возвращения своей госпожи.

Решив, что сопровождать её будут Таонга и Софонисба, Унгатристрикс следует за нимфой. Несмотря на то, что отправились они пешком, перемещение по дороге явно сопровождалось какой-то магией, так как ещё до полудня путники достигли своей цели — величественного Артемисиона.

Мраморный город, изначально построенный в картесском стиле, украшают многочисленные глазурированные башни. В центре расположено завораживающее красотой озеро, а по улицам ходит стража, состоящая из кентавров с дельфийской «альфой» на щите, барашки, в сопровождении изящных пастушек, и борзые, сами по себе. Возвышается над городом величественный дельфийский храм, в котором и заседает тот самый великий дух. У входа в храм стоит уже храмовая стража, величественные девы с луками.

Окончательно убедившаяся в истинности своих предположений, Унгатристрикс приняла свой истинный облик. Нимфа привела их прямо в храм, где вечно юная богиня охоты даровала аудиенцию. Последующие рассказы об этом событии не совпадали во всех деталях, но сошлись в следующем:

  • богиня ослепляет (дон Коман лишился чувств) своим величием;
  • сидит она на троне и росту в ней три человеческих;
  • развлекают взгляд её танцами нимфы прекрасные;
  • дабы не поразить смертных своим голосом, богиня общается телепатически.

В целом Артемида была благорасположена к гостям, так как Орита, стремящаяся к своей богине, одна бы этот путь не проделала. Разрешение на дальнейшее путешествие (и враждебные действия против Тимбукту) дарованы.

1255xp + личка

1440.12.22–1441.01.09: Блеск и нищета Тимбукту

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.