ФЭНДОМ


Визит в Картесс и отплытие на Канары

26 марта

Утром оба корабля оставляют гавань Могадора и, подгоняемые северо-восточным ветром, отправились на юг.

27–28 марта

Продолжаем идти на юг, погода не меняется.

29 марта

Ветер усиливается, ход увеличивается. К вечеру подошли к месту чудесного спасения сенгальской экспедиции, встали в ту же маленькую бухту.

30 марта

Утром Ариэль, в присутствии Комана, вознёс молебен Итраму и освятил место удара молнии его именем. Позже уже все вместе, под руководством святых отцов, поставили там же памятный столб Элу и произнесли благодарственную молитву. Столб должен быть заметен с моря, надеемся, что спасёт чью-нибудь жизнь. Ближе к полудню вышли в море и начали, наконец, активные поиски новых земель.

«Клинок бури» идёт в виду берега (~30 километров), «Золотой тунец» — в виду «Клинка» (ещё ~30 километров). Мористее (ещё километров 15), в виду вахтенных «Тунца», идут три человека на Sea Mount-ах — Коман, Жоан и сменяющие друг друга доньи Елена и Софонисба, поднимаемые время от времени на Levitate-ах. Суммарная дистанция обнаружения в таких условиях должна составлять не менее 100 километров от берега, что, если верить данным древних, более чем достаточно для нахождения островов.

С наступлением темноты корабли прижимаются ближе к берегу и сбавляют ход до минимального.

31 марта

Отличная погода и видимость, настроение хорошее, несмотря на текущее отсутствие результатов.

1 апреля

Поиски бесплодны. К вечеру портится погода, заставляя срочно искать пристань. Уже в сумерках сова доньи Фелисии находит подходящее укрытие, где нас и настигает буря.

2 апреля

Море бушует весь день, команды заняты текущим ремонтом и пополнением запасов пресной воды.

3 апреля

Утром шторм стихает, выползаем в море и возобновляем поиски.

4 апреля

Поиски продолжаются, погода уже не так хороша, морской патруль отпаивается подогретым вином. Видели пару огромных китов.

5 апреля

Утром дон Беренгуэро созывает срочный совет. Один из его моряков, отстояв ночную вахту, видел вещий сон, в котором ему было предупреждение о злобном подводном народе, который нас погубит, если мы, паче чаяния, здесь задержимся. Совещание было жарким, два Augury (отца Эрнандо и Ариэля) дали, в рамках своих возможностей, не очень однозначные ответы. Единственное, что стало ясно, это тот факт, что подводный народ существует. Жоан продавливает единоличное решение: дабы не рисковать жизнями при возможном нападении и не отклоняться от цели экспедиции, оба корабля, с вооружёнными и настороженными экипажами, идут параллельным курсом прямо в море, рассчитывая вернуться к берегу материка на следующий день.

В пять часов пополудни наблюдатель заметил на горизонте что-то, напоминающее гору. Поправили курс и продолжили движение. Жоан ликует. С наступлением темноты корабли снижают ход и сближаются, продолжая идти к неизвестным землям.

6 апреля

Глубокой ночью, во вторую вахту, «Золотой тунец» налетает на невидимую преграду. Кратковременная паника, переходящая в рабочую суматоху. «Клинок бури» резко сбавляет ход и старается избежать схожей участи. Первой завесу магии прорывает Софонисба, потом, постепенно, остальные, хотя даётся это не просто. Прозревшие наблюдают каменистый пляж и скалистый берег невидимого до этого острова.

У «Тунца» сильная, но не опасная течь, «Клинок» повреждений избежал вовсе. С рассветом высылаем птиц на воздушную разведку. В двух километрах севернее найден приличный пляж, куда и транспортируем наспех подлатанный корабль дона Игнасио. Не занятые в процессе перетаскивания разведчики докладывают, что мы на небольшом (60 на 15 километров) острове вулканического происхождения. Много птиц, леса и скал. Следов цивилизации не видно. Остров примерно в 110 км от берега, где-то в 70 км от него (или в 180 км от берега) видно ещё один остров (остров Страшного Убона, как выяснится позже).

В процессе доны Коман и Ариэль обнаруживают при помощи Detect Thoughts представителей какого-то подводного народа, наблюдающего за нашими злоключениями. Агрессии они не проявляют, так что благородные доны не делают эту информацию общедоступной, дабы не поднимать излишней паники.

Корабельные мастера выносят свой вердикт: недельный ремонт (в отсутствие бурь) — и мы снова в деле.

С целью поднятие настроения (и так, впрочем, неплохого) вечером устраиваем праздник.

7 апреля

Плотники приступают к ремонту, устраивается небольшая экспедиция вглубь острова. Как и подозревалось, остров необитаем. Очень много птиц, звери представлены только мелкими грызунами. Ещё один остров, меньше нашего, отделён от него небольшим проливом. На запад всё ещё видна земля, к которой мы устремились перед крушением, так что островов, как минимум, три. Свалив несколько пригодных для ремонта стволов и пополнив запасы пресной воды, отряд без приключений вернулся к месту стоянки.

Там уже налажен быт: стоит несколько шатров, организованы расписание караулов.

8 апреля

На рассвете командный состав будят караульные: у нас гости. Двенадцать человек, по виду дикари, приплыли на четырёх лодках, видимо, с одного из других островов. Восемь из них сидят поодаль, а четыре явно ждут, пока мы обратим на них внимание. Дабы не нарушать неизвестные местные обычаи, тоже собираем группу из четырёх парламентёров: Жоан, Коман, Ариэль и отец Гильерме.

Переговоры прошли успешно, но то, что мы узнали, потрясло и испугало даже самых крепких духом: островами правит дракон.

Вкратце, нам удалось выяснить следующее:

  • местные называют себя гуанчами (внешне похожи на уроженцев Артики);
  • правит островами дракон по имени Гаргамель, которого они называют просто господином;
  • всего крупных островов семь, из них на трёх живут гуанчи, на одном — Гаргамель, а ещё три, наиболее близкие к берегам Африки, запретны для поселения;
  • на жилых островах гуанчи живут деревнями, над двумя островами есть наместники, проводники воли Гаргамеля, а третий — т.н. остров Избранных — представляет из себя нечто вроде местной земли обетованной для особо умелых и способных людей;
  • кроме гуанчей, дракону служит ещё и морской народ, который представляет из себя племя полу-людей полу-дельфинов (видимо именно про них и рассказывал вещий сон, и их мысли слышали Ариэль с Команом);
  • гуанчи не ведают о богах, зная лишь о мелких природных духах, которых ставят сильно ниже своего господина;
  • наместник одного острова — некое разумное дерево, а другого — лич, при этом оба, насколько известно гуанчам, когда-то спасены Гаргамелем от каких-то крупных неприятностей;
  • последние контакты с внешним миром (о которых осведомлены гуанчи) были около 80 лет назад, когда, судя по описанию местных, сюда принесло какой-то иламитский корабль с агрессивной командой, мир их праху;
  • основной язык гуанчей никому из нас не знаком, но они владеют несколькими языками известными нам, в частности языком драконов (что логично), а также сильваном, аксиомалом, ...; их старый язык очень похож на фёник

Гуанчи сказали нам, что их господин велел, чтобы нас как можно скорее препроводили с запретного острова на один из жилых, поэтому они настаивают на оказании нам помощи с ремонтом. Помощь их и на самом деле оказалась эффективна, так как, во-первых, часть из приплывших оказалась друидами, способными заставить дерево принять любую нужную им форму, а во-вторых, на помощь были призваны представители подводного народа, что сильно помогло с ремонтом подводной части «Тунца».

9 апреля

Весь день проведён в ремонтных работах и дальнейших расспросах гуанчей.

Самого господина они почти не видят, наместников — гораздо чаще. Кроме Гаргамеля, над островами регулярно видят и других драконов, но о природе их отношений с господином гуанчей достоверно ничего не известно. Иногда некоторые из них передают его поручения, но служат ли они ему или являются его семьёй — загадка.

  • Один из запретных островов называется островом Пещеры. Когда кого-то из гуанчей хотят окончательно наказать, вместо казни его отвозят именно туда.
  • Страшный Убон, как здесь называют лича, требует в жертву одного человека в год.
  • Оружие у местных сделано из железа, подводный народ использует бронзу и кость.

С точки зрения гуанчей, заведённый здесь порядок был таким всегда.

К вечеру ремонт закончен. Матросы угрюмы, но присутствия духа пока не теряют. Впрочем, про лича им не рассказывали, только про дракона. А повезут нас сперва именно к личу.

10 апреля

Отправляемся на остров Страшного Убона. Местные лодки, сделанные друидами, несравненно быстрее наших кораблей, но предназначены лишь для небольших переходов.

Дон Ариэль и примкнувшие к нему расспрашивают друида, говорящего на Axiomal (часть информации выше на самом деле получена от него). Кроме этого, удается узнать, что:

  • Гаргамель живет на острове, состоящем из одной большой скалы/вулкана с весьма апокалиптическим видом
  • Разумное дерево знает Axiomal и на его острове имеются таблички, выгравированные на этом языке
  • Рассуждения Ариэля о возможном цвете Гаргамеля разбиваются в прах сообщением о том, что у дракона, оказывается, есть родственники, причём некий предыдущий правитель (до лича или до Гаргамеля?) общался с красно-серебряным драконом, а сегодняшний -- с другим, имеющим темно-зеленое туловище и бледно-зеленое брюхо; на следующий день дон Коман увидит одного из местных драконов под See Invisibility (его цвет пока остается неизвестным)
  • По ряду причин, наиболее вероятное мировоззрение дракона -- Lawful Evil


Прибываем в деревню. Ну или село. Здесь нет церкви, зато есть около двух сотен домов. Нам выделяют несколько хижин.

11 апреля

Утром сообщают, что Убон будет допрашивать нас на следующий день. Люди подавлены. Вынужденное безделье вносит свою лепту в охватившую всех тоску.

12 апреля

Предупредив о себе за час, на роскошном Phantom Steedе прибывает Убон. Ходячий мумифицированный труп с светящимися голубым глазами и призраком (невидимым) за левым плечом. Призрак, похоже, является Familiar-ом (по косвенным признакам, местные маги не знают о том, что такое Bonded Item, или не пользуются ими).

Экспедиция стоит парадным строем, при флагах и гербах.

Убон сообщает нам, что с островов нас никуда не отпустят (если только это не разрешит сам Гаргамель). В ближайшее время он собирается лично оценить наши способности и распределит каждого по островам. Особо талантливые отправятся на остров Избранных, где, как выясняется, Гаргамель готовит армию для войны с мифическими атлантами.

Атлантида, по словам Убона, действительно утонула, но это не мешает её текущим правителям, такой же нежити, как и он, портить жизнь Гаргамелю. Сам Убон — один из тех самых атлантов, по какой-то причине перешедший на сторону дракона островов. Атланты живут на большой глубине (от 1200 метров и ниже).

Убон многое (хотя и не всё) знает и умеет, уже сам его вид сводит на нет все мысли о попытках добыть свободу силой. Все попытки Жоана убедить наместника в целесообразности союза с Аленсией Убон проигнорировал, хотя уже откровенная мольба с упоминаем оставшихся дома малолетних детей неожиданно зацепила (как показалось) какие-то струны того, что заменяет ему душу — и он сказал, что возможно сам Гаргамель ещё встретится с нами и изменит решение Убона.

На этом разговор и заканчивается. Убон приказывает нам разбиться на произвольные пары, которые он будет принимать через день, и отбывает обратно по своим делам. Первой парой вызываются идти Жоан и Карлес. Один из святых отцов дает оценку уровня Убона: 12-13, или 6-7 ступень (оценка дана по скорости его жеребца).

Экспедиция собирается на совещание. Жоан, на правах командира и представителя короля, заявляет, что он освобождает всех присутствующих от присяги королевству, так что вынужденный переход в услужение Гаргамелю не будет считаться клятвопреступлением. Также он заявляет, что пока он жив, он не оставит попыток вытащить из этого плена максимальное количество своих спутников. Если же Жоан и Карлес по той или иной причине не воссоединятся с остальными, то командование должен взять на себя дон Игнасио.

Рядовые матросы распускаются, командный состав продолжает совещаться. Выясняется, что отец Гильерме не тот, за кого он себя выдаёт, а вовсе даже и друид. Шокирующее известие в любой другой день, сегодня проходит как нечто само собой разумеющееся и встречается лишь горькой усмешкой.

Основной целью объявляется попытка хоть как-то поставить короля в известие о судьбе экспедиции. После долгих рассчётов наиболее перспективным кажется попытка провести ритуал, который позволит отцу Эрнандо сотворить Sending, благо местные незнакомы с клерикальной магией, и ритуал можно будет выдать за молебен.

Остаток дня проходит в приготовлениях к обряду.

13 апреля

Отец Эрнандо, при помощи Изабеллы, Ариэля и друида Гильерме творит ритуал. Остальная команда, включая непосвящённых в детали происходящего матросов, молится о спасении наших душ.

„Невидимыми островами правит дракон Гаргамель. Живы, не отпускают. Вербуют воевать неживых атлантов. Постараемся вырваться. Трое суток южнее Могадора, потом день запад. Не пытайтесь спасти. Лапорта.“

Послание, адресованное епископу Бермундо уходит успешно. Мы даже получаем ответ:

„Я всё понял. Передам королю. Мы молимся за вас.“

Чувство выполненного долга немного ободряет.

XP: 1100 + индивидуалка

На острове Умбона

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.